Семь писем из Америки

Семь писем из Америки
Семь писем из Америки - это семь интересных рассказов, написанных девушкой Майей о её путешествии в США по программе Work&Travel.

Письмо Первое. В Америку.

5 часов утра. Тяжелый чемодан, всегдашний серый рюкзак на плече, в кармане новый телефон. Едем в Шереметьево. Все происходящее походит на сон, причем не самый реалистичный: встречаемся с Машкой, тоже сонной, но взволнованной, с которой, похоже, придется провести целое лето; вокруг все как-то суетятся, обнимаются; родители дают последние напутственные советы. Так всего этого не хотелось. Надо было взять такси, сказать своим «Пока!», как будто и не уезжаешь вовсе, а так, прогуляться вышел. Ненавижу сцены прощания. Что за слово такое? Как будто навсегда.

Дорога предстояла долгая. Только устроившись в самолете, Машка мирно засопела: ну еще бы, на вечернем отделении человек учится в МГУ, не привык к 5 утра вставать. А мою голову посещали дикие мысли: «Что я делаю? Куда я лечу? Что дальше?».

В общем и целом все казалось радужным и прекрасным. Но жизнь состоит из мелочей. «Как мы найдем жилье?». «Что мы будем есть?». Вплоть до «Где провести первую ночь?». Разумеется, в многочисленных памятках и брошюрках все было подробно расписано нашими предшественниками, но как-то слишком теоретически. Они бы сказали четко: «От аэропорта Кеннеди пойдешь направо и т.д.». Пока мы стояли на родной земле, я представляла себе, как мы выйдем на другом конце света из самолета, вздохнем, посмотрим друг на друга и засмеемся: «Вот она, Америка!». А вместо этого во всем теле было какое-то напряжение.

В голове стали всплывать воспоминания почти годичной давности. Вот Машка на день Рождения дарит мне альбом с картинками и подробным списком дел, которые надо непременно сделать. Среди прыжков с парашютом и встречи с Лохнесским чудовищем скромно затесалась картинка с небоскребами Манхэттена: «Съездить в Америку по Work&Travel.

И вот мы уже в офисе, оформляем первые документы для воплощения своей мечты – для участия в программе международного обмена для студентов. Аккуратная и непривычно вежливая девушка задает первые из многих тысяч вопросов, на которые нам придется ответить. Наш английский она нашла вполне приемлемым. Да, мы студенты вуза. Да, очень хотим в Америку и готовы понести те, я бы сказала, немалые расходы на это мероприятие. Да, готовы выполнить все условия программы, то есть уехать и вернуться в назначенный срок, при этом выполнить рабочий контракт и желательно не нарушить закон.

Затем следовали несколько мучительных месяцев поиска работы: тут зарплата маленькая, здесь горничными придется работать, там вообще океан далеко. К слову, у этих самых горничных очень неплохие чаевые обычно. Но Машка была непреклонна. Итог: в Посольство через неделю, а работу мы так и не нашли. В отчаянии, даже поддались на неприкрытый «развод», отдали деньги мошенникам за рабочее предложение, а взамен получили только разочарование и потерянное даром время. По крайней мере, человеку свойственно учится на своих ошибках: следующего «работодателя» мы раскусили на «раз-два». Пара звонков в Лос-Анджелес, разговор с настоящим владельцем кафе, куда нас «хотели» взять на работу, и противник, обескураженный фразой «Вы обманщик!» и делая отчаянные попытки завладеть нашим доверием снова, идет лесом, извиняюсь за выражение.

Но, должно быть, ничего в этой жизни просто так не бывает. В последнюю минуту, когда мы уже были готовы сдаться, пришло еще одно предложение: от казино «Боргата» на побережье Нью-Джерси, в кафе. Наученные горьким опытом, что бесплатный сыр бывает только в мышеловке, мы скромно выбрали самую малооплачиваемую работу (хотя $8 в час — это только для США мало), прошли собеседование – и не прогадали, ух как не прогадали-то! Но об этом чуть позже.

Перед Посольством все студенты волновались еще хуже чем перед вступительными экзаменами. Многие уже заранее отчаялись и, стоя в километровой очереди, уже строили другие планы на лето. И зря. Да, американскую визу получить сложно. Хотя бы потому, что иногда отказывают без объяснений. А иногда по-другому. Ну все, казалось бы, против человека: и пятый курс он уже закончил (потенциальный эмигрант, значит), и рабочего предложения нет, и с английским не очень-то. И ведь дают же!

Впрочем, в нашем с Машкой успехе я ни минуты не сомневалась. Хотели – добились. Почему бы и нет?

***

-Where are you from (Вы откуда)?

Еще не очнувшись от своих мыслей и чтения гороскопа, я не сразу поняла, что забавная темноволосая девушка рядом разговаривает со мной. В иллюминатор отчаянно било солнце, внизу были тысячи миль воздушного пространства и, скорее всего, уже Атлантический Океан.

-From Moscow, and you (Из Москвы, а Вы)?

-From Romania (Из Румынии).

Это был первый диалог с человеком, который ничегошеньки не понимает по-русски. Шокирующе. Но жутко интересно.

Кстати, в самолете был просто какой-то культ еды: миленькие стюардессы что-то приносили просто каждый час! Кроме настоящего положенного обеда нас накормили орешками, пиццей, пудингом, мороженым… Ведь когда студент сыт, он счастлив. Но не будем о грустном.

Заветная и немного пугающая цель неумолимо приближалась. Около 9 часов в самолете, паспортный контроль, «отлов» своего багажа и вот мы с Машкой стоим, потерянные, маленькие и одинокие, посреди аэропорта Джона Кеннеди в Нью-Йорк Сити. Не было волнения вовсе, не было паники, тем более, а было просто напряжение, от которого хотелось бежать на край света, за океан – то есть домой. Но светлый рок нам помог и координатор Work&Travel, каким-то немыслимым образом сама вычислила нас в толпе (и как только русских сразу отличают в толкучке?!) и посадила на автобус до центра Нью-Йорка. Небоскребы высокие, люди такие же, только больше афроамериканцев, надписи на английском, пробки крутые – с Москвой потягаться могут. Вот, собственно, и было то первое впечатление о «городе контрастов» городе-мечте…

Вышли мы на конечной станции, откуда отходят транзитные автобусы – куда дальше – неизвестно. Долго искали тот выход, который подсказала нам на информационной стойке толстая суровая негритянская тетушка, а когда все-таки нашли, поняли, что опаздываем. Очередь к воротам уже начала двигаться, автобус отходил через минуту. Надо было купить билеты в электронных терминалах, а мы стояли, как две клуши, пытаясь понять хотя бы, на какую из миллиона кнопок жать и куда совать деньги, но автомат был неумолим. И тут, когда мы уже почти отчаялись попасть на ближайший рейс, подлетает добрый дяденька, у которого мы минуту назад что-то узнавали, быстро проделывает все необходимые манипуляции, и вот мы, наконец, едем в Атлантик Сити – в конечный пункт назначения. Кстати, как ни странно, двери придерживать у них принято, а вот закинуть чемодан помочь — нет уж, трудитесь сами. Чувствуешь себя как Рене Зельвегер в «Замерзшей из Майями».

2 отвратительных часа в шокирующее холодном автобусе и мы на месте, там, где нам предстоит жить еще 3 месяца, там, где лучшие друзья, которые еще даже не подозревают о нас, и любимая работа, на которую мы вряд ли бы согласились где-то еще.

На выходе из автобуса, понимая что мы просто элементарно не знаем, в какую сторону идти, решили к кому-нибудь привязаться. На пути попались двое румын, один из которых знал русский, что значительно облегчало наше положение в тот момент. Он в Атлантик Сити был не в первый раз, так что сразу повел нас в хостел, который оказался полон, причем узнали мы эту новость от явно повеселевшей от травки или еще чего компании русских ребят. Хотелось спать, есть и поскорее убраться от жуткого «русского» общежития в какой-то американской подворотне. Пока гуляли по городу, с чемоданами, измотанные и голодные, хоть было и не до этого, все же смотрели по сторонам на огромные отели, большинство из которых оказались казино. В общем, Атлантик Сити – это как Лас-Вегас — только поменьше. И без множества небоскребов. Они есть – но это только отели, где живут и играют богатые вдовищи, а еще толстые дядьки в черных костюмах на белых «Мустангах». Кстати на каждом углу «Cash for Gold» – что значит деньги за золото. Это видимо для тех, кто проиграл уже все и осталось только слитками. Короче, просто ломбарды. Но их количество поражает. А вот нормального кафе найти невозможно, один фаст-фуд.

В конце концов, когда сил не оставалось вообще и было все равно, где спать, решили переночевать в мотеле. Мальчики пошли узнать цену, а мы с Машкой остались снаружи.

Пустынная улица. Не особо приятного вида дяденька, в шляпе и джинсах, подперев стену и распространяя вокруг себя отвратительный аромат сигар и алкоголя, вдруг начинает говорить с нами – по-русски. Мы даже чуть-чуть опешили. Оказалось, он какой-то крутой-не-знаю-кто, который всю жизнь играет в этих казино. Обещал помочь нам утроиться в мотеле вместо $60 за $50 за ночь. Вообще, он казался слегка подвыпившим мафиози, только что пришившим парочку своих же агентов от нечего делать, и ему не хотелось доверять. Но я вспомнила (во 2й раз! 1й был, когда мы пошли за румынами) гороскоп, который случайно прочитала еще в самолете: «..вы думаете, что это вмешательство в вашу личную жизнь? А это всего лишь желание вам помочь…». И поверила. Не то, чтобы я верила в гороскопы, но в этот раз почему-то захотелось.

***

Уснули все, как только голова коснулась подушки. Даже есть уже не хотелось.

Со следующего утра начнется совсем другая история, впечатления от которой не сравнимы будут ни с чем. Но об этом только следующим утром и за чашкой чая.
Семь писем из Америки

Письмо Второе. Атлантик Сити.

Ну что же, продолжу свое романтическое повествование о двух сумасшедших студентках-журналистках из Москвы, которые за воплощением своей американской мечты однажды двинулись не абы куда, а в самую что ни на есть Америку, по чистой случайности нашли международный студенческий отель, работу в крутом ресторане и кучу странных друзей.

Итак, первый рабочий день прошел на удивление быстро. Пришли мы, значит, с Машкой в казино под названием «Боргата», нашли ресторан «Вульфганг Пак. Американский гриль» (куда у нас были джоб-офферы), получили бесформенную униформу (каламбур нарочный), познакомились со своими шеф-поварами, и уже даже почистили целый ящик картошки! – как тут шеф Рей взял и отправил нас домой. За то, что тапочки неподходящие. У вас когда-нибудь длился рабочий день ровно полчаса?

***

Хотя, в общем-то, время зря мы с Машкой терять не стали и пошли осматривать город, в котором нам предстояло еще столько пережить. Первой целью стало найти какую-нибудь кафешку, потому что ТАК кушать не хотелось даже в универе после пяти пар! Но воплотить мечту оказалось не так-то просто. А в «Макдак» идти категорически не хотелось, ровно как и в «Бургер Кинг». В итоге вместо кафешки мы нашли только какого-то чернокожего дядечку, который предложил нам помочь. Вообще, я поражаюсь, как это просто у них делается: на каждом углу тебе желают удачи/хорошего дня/спокойной ночи… Просто так. Сначала это было шоком. Особенно когда не понимаешь, что они там на своем американском лопочут (всю жизнь же английскому учили!). Так что, этот афроамериканец оказался художником – так он нам рассказал во всяком случае. Он был одет в белую футболку, аляписто разрисованную красками. Потом он объяснил, что это ему с утра нечего было делать. В общем, отвел он нас в некое подобие пиццерии, пожелал приятного аппетита и ушел. Необычно. И радостно.

На следующий день мы поняли, наконец, в чем будт заключаться наша рабская работа. Хотя рабской она казалась только первую неделю и от мысли, что этим придется заниматься еще целых 3 месяца становилось тошно. А потом привыкли и вовсе даже вприпрыжку бежали на любимую кухню. И чистка огромных креветок, нарезка всевозможных салатов, кабачков, морковки, раскатывание теста для пиццы и пасты, чистка картошки в утреннюю смену (прямо как в армии), разделывание лобстеров величиной с пол моей руки казались просто делом всей жизни.

Узнали, наконец, кто такой этот Вульфганг Пак. Это наш 50-летний шеф. Он миллионер. Живет в Австрии. Был женат трижды (это мне уточнили несколько раз – видно, очень важный момент).

На выходных долго решали, куда же поехать: в торговый центр (их тут называют «молл») или в Филадельфию. Что бы вы думали?

Нет. Конечно, мы поехали в молл. За те два часа пока добирались до него, можно было составить вполне определенное впечатление от местном населении. Во-первых, чернокожие американцы очень шумные. Ничего не имею против них, но они, наверно, просто не умеют тихо разговаривать, и эмоции, что называется, через край. Во-вторых, они всегда со всеми знакомы. Атлантик Сити стал казаться большой деревней, где всего дворов двадцать и все друг друга знают вдоль и поперек: автобус подъезжает к остановке, резкие негритянские тетчки видят там какого-то знакомого и начинают его звать в десять голосов, а он их – с улицы. Но потом он заходит в автобус и начитается все сначала. На весь автобус. Им все равно, они не стесняются.

В-третих: не хочу обобщать, они и вправду все время едят фаст-фуд! Картина маслом: мамаша с двумя детишками – девочка подмышкой, мальчик в прогулочной каляске. В калясочке, впереди, там, где обычно у детей лежат игрушки, ну или печенюшки, россьпью картошка-фри; сзади воткнут, видимо, на привычное примятое место, макдаковский стаканчик с колой. Детское питание!

Как-то вечером, после работы пошли на ночной пляж с друзьями. Атлантический океан холодный ночью… К тому же, говорят, в темноте всякие морские чудовища вылезают на берег. Поплавать тут толком и так не поплаваешь: во-первых, мелко (хуже, чем Азовское море), так еще и волны (вроде бы и не настолько большие, чтобы на серфе кататься, но с ног сбивают). Люди не плавают, а тупо стоят по колени в воде и ждут волн. Что за океан?! В общем, купаться не хотелось. Сидим. Поднимаем глаза в небо, а там какие-то огоньки летают, много-много! Мы уже было поверили в НЛО. Но оказалось, чайки: они такие белые, что от них городской свет отражается, и в темном небе они кажутся светящимися… Вот это я понимаю, романтика.

А в пляжном баре какая-то неизвестная группа играла живой рок. Так как в сам бар нам нельзя, — не доросли еще – мы стояли за забором и слушали. А рядом бомжи американские танцевали. С первого взгляда и не поймешь, что они бездомные: джинсы, мобила на поясе. Грязные, разве что, слегка. А что? Тоже романтика. Своеборазная.

Кстати, музыку американцы тут везде хорошую слушают. Я думала, будет хуже. Ну, разве что иногда проедет какой-нибудь русский на черном «Мерсе» с русским рэпом на всю катушку из открытых окон. Ты ему вслед сморщишь нос, а он тебе подмигивает – думает, крутой.

На пляж тоже выйти без того, чтобы кто-нибудь не подошел познакомиться, получалось редко. В одну их первых вылазок увидели: бежит мужичок, загорелый такой, мускулистый, подтянутый, лет 50 на вид. Вдруг останавливается, надевает наушники и начинает танцевать прямо посреди пляжа! Ну, без комплексов люди. Потом упал, отжался, встал, увидел, что мы на него с открытыми ртами пялимся, улыбнулся, подошел. У них это вообще просто делается: «Привер, как поживаете?». И все, разговор завязался. Оказалось, что он заядлый игрок в казино: играет и путешествует. Хорошая жизнь – было бы на что! Говорил, что из Нью-Йорка приехал сюда на три дня, а завтра улетает в Лос-Анжелес. Только почему-то через три месяца, уже в августе, в одну из прощальных вылазок все на тот же пляж, мы увидали, как танцует в наушниках тот самый игрок. Проигрался, видно, на радостях. А может, просто нашел свое место в городе.

***

Еще один кадр с пляжа. Проходили мы мимо компании с детьми. У них какие-то коробки, видимо, с едой. Точно, так и есть. Открыли коробку, с довольными предвкушающими улыбками достали оттуда что-то явно съедобное в шуршащем пакете. И вдруг, откуда ни возьмись, налетела целая стая сумасшедших чаек! Уж не знаю, они просто настолько наглые или и вправду голодные были, но они просто-напросто пикировали вниз и выхватывали еду прямо из пакета, рук и ртов бедных туристов. Люди были в шоке… Один только маленький мальчик не растерялся и начал гонять их надувной дубиной.

Пару шагов спустя – еще одна картина маслом: трое толстенных дяденек сидят на лавке (бока свисают между перил как сервилат в сетке) и что-то с аппетитов уминают. А перед ними бедная, голодная, несчастная тощая чайка как собачка сидит и жалобно так (как чайки «В Поисках Немо»): «Дай…дай!».

Для приличия немного о «Боргате» — том самом казино, где нам посчастливилось работать. Как-то раз мне какой-то незнакомый дяденька в казино подарил мягкий мячик с улыбающейся мордашкой и строго наказал держать эту улыбку при себе. Мелочь, а приятно. Только я в это время как раз на работу бежала. Поставила его на кухне на раковину, чтобы все радовались, а кто-то его взял и стащил.

Один из наших поваров – Томас – видя мою расстроенную мину, подходит с вопросом, что же случилось. Это, кстати, всегда так: если кто-то видит, что тебе плохо, мимо никогда не пройдут.

Я отвечаю: “Someone’s stolen my smile” («Кто-то украл мою улыбку»), имея ввиду тот самый мячик с мордашкой.

Через пять минут Том отрыл его непонятно где и вернул мне со словами: «I’ve returned your smile. Don’t lose it any more» («Я вернул тебе твою улыбку, не теряй ее больше»).

Как-то так по-доброму, хорошо…
Семь писем из Америки

Письмо Третье. Нью-Йорк.

Ну, с чем в первую очередь ассоциируется у нас Америка? С Макдональдсом, мостом «Золотые ворота» и Нью-Йорком… В то время как до «Золотых ворот» оказалось далековато, а в Макдональдс как-то несподручно ходить, когда работаешь чуть ли не в лучшем ресторане, Нью-Йорк вроде как случайно оказался всего в двух часах езды от Атлантик Сити. Поэтому как только мы с Машкой чуть-чуть освоились с обстановкой и получили пару выходных подряд, сразу же решили двинуть покорять Большое Яблоко.

Кстати, версий происхождения этого прозвища существует несколько. Наиболее поэтичная состоит в том, что выражение это возникло в среде джазовых музыкантов, у которых была пословица: «На древе успеха много яблок, но если тебе удалось завоевать Нью-Йорк, тебе досталось большое яблоко».

Как порядочные туристки, мы сперва засели в Интернет изучать историю и географию мирового мегаполиса, а заодно составить маршрут. Вообще-то, последнее оказалось даже лишним, потому что составленному пути мы не следовали даже приблизительно. Но, может, мои «записки путешественника» кому-нибудь да помогут…

Ну, кто так строит!?

Итак, Нью-Йорк Сити – 17-й по численности населения город планеты – состоит из пяти районов: Бронкс, Бруклин, Квинс, Манхэттен и Статен-Айленд. Разумеется, тут даже раздумья не посетили нас, и мы, как сговорившись, сели на автобус и поехали на 42ю улицу, на Манхэттен. Ориентироваться оказалось очень легко: видимо, так вся Америка квадратиками распланирована. Горизонтально идут стриты (улицы) по номерам, за редким исключением, а вертикально — авеню, тоже под номерами все – не заблудишься, даже если очень захочешь. Через весь остров Манхэттен протягивается знаменитый Бродвей со своими театрами, кино, музеями, студиями, неоновыми афишами, огромным магазином M&M’s и толпами любопытных.

Где-то примерно посерединке – о долгожданное чудо! – Таймз Сквер. Пофотографироваться на ступеньках перед мелькающей рекламой или с добродушными копами – святое дело. Кстати, для журналистов: название свое площадь получила от ранее находившегося здесь главного офиса газеты Нью-Йорк Таймс, а вовсе не оттого, что где-то там висели часы.

Вообще, первое впечатление от города: «Ну, кто так строит! Ну, кто так строит?!» — а все потому, что голову вверх все время задираешь, пытаешься досмотреть, где же конец у этих невероятных небоскребов, и постоянно натыкаешься на таких же раззяв, как ты сам. Так что своих узнать легко.

«Ни в коем случае…»

Когда мы с Машкой только собирались ехать в Нью-Йорк Сити и всех на работе об этом радостно оповещали, нас предупреждали: «Девочки, никогда, ни в коем случае не ходите в Сентрал Парк ночью».

Следующий кадр. Поскольку весь день мы провели, глазея на бесчисленные небоскребы, магазины и прочую дребедень, до Сентрал Парка, конечно же, добраться удалось только к вечеру. Нет, мы не испугались, мы бесстрашно вступили в его необъятные просторы. И смелость наша была вознаграждена: мы встретились с Джастином. Ну, который Тимберлейк. Который еще поет. Гуляем себе, слушаем оркестр, играющий где-то неподалеку, и вдруг замечаем толпу, камеры, ограждения – все как надо, в общем. Мы как истинные журналисты просто не могли пропустить зрелища и присоединились к толпе. Покорившись фанатскому духу, даже засняли «звезду» на видео, но, конечно, до полуобморочного состояния с криками «Он потрогал меня! Он потрогал меня!..», как у некоторых, не доходило.

А еще нас предупреждали: «Ни в коем случае не вздумайте ночевать в Макдональдсе на Таймз Сквер, это очень плохая идея…» …Ну, дальше вы сами поняли.

Человек-паук и Большая Помойка

Ну, а пока до ночевки было далеко (час ночи – что вы, самый разгар вечеринки!), две клуши пошли бродить по улицам Большого Яблока, которое прямо на глазах из блестящей картиночки в модном журнале превращалось в вонючую, и самую что ни на есть реальную Большую Помойку. Да, Нью-Йорк Сити ночью – это та самая его неприглядная сторона, которую нам показывают в дешевых боевиках. Пустынные улицы, горы (даже не кучи!) мусора, крысы и неприятные личности, выглядывающие из-за углов…

Хотелось только поскорее добраться до уже родного Таймз Сквер, где толпы народа откуда-то берутся даже глубокой ночью.

И вот только мы спокойно вздохнули, завидев неоновые щиты, расслабились, стали думать о чашечке горячего шоколада, как идет навстречу Человек-паук. Честное пионерское — настоящий!

Журналисты не могли устоять… Подбегаем: Машка оперативной съемкой занимается, я разговор завожу (легко и непринужденно, по американскому принципу):

-Привет, Человек-паук! А тебя как зовут?

Уж не знаю, зачем я задала этот дурацкий вопрос, но Человек-паук – молодец, не растерялся, и так томно, с придыханием мне на ухо:

-Питер…Паркер…

Вокруг Монако

Самое лучшее время для прогулки по Сентрал Парку – это раннее утро, часов, эдак, семь. Полежать на зеленой травке, посмотреть на мирные картины из жизни холостяков с далматинцами, покататься на велосипеде по аллейкам – что может быть лучше?

Примерно за два часа мы с Машкой на взятых на прокат великах объехали по периметру весь Парк, который, между прочим, по площади немногим больше, чем Монако. Всякие озера, мостики, Клубничные Поля Леннона, местечко Алисы из Страны Чудес, ту самую Овечью Лужайку, которую во всех американских фильмах показывают (зеленая травка, люди сидят на одеялах, парни играют в мяч, и вид на небоскребы вдали)…

Кстати, о велосипедах. Они все-таки приравнены к автомобилям, а не к пешеходам: разметка для них на дорогах, и байки ориентируются по автомобильным светофорам. А если с непривычки ошибешься, на тебя еще и «наедут»: что это ты нарушаешь права пешеходов?

Вот так вот спокойно часа за 2 можно объехать весь Монако.

На высоте

Какой же Нью-Йорк без самого знаменитого небоскреба? Да, на 102-этажный Эмпайр Стейт Билдинг, где Кинг Конг сидел, мы тоже забрались. Пускают, правда, только на 86 этаж – мелковато, конечно, но тоже сойдет.

Вид, надо признать, открывается обалденный: весь Нью-Йорк с Крайслером, Статуей Свободы, Бруклинским мостом, а еще Нью-Джерси, даже Пенсильвания. На другие небоскребы здорово сверху посмотреть. Машинки такие маленькие, что уж о людях говорить! После этих эмоций, небоскребчики в Атлантик Сити уже как-то не впечатляли.

А мимо пролетал вертолет. Патруль вообще постоянно кружит над городом. А этот подлетел поближе, завис в воздухе, и оттуда пилот нам рукой помахал! Ликованию народа на смотровой площадке не было предела.

По следам Кея и Джея

Ну и напоследок, вымотанные, но довольные, мы потащились в другой – самый большой район Большого Яблока – в Квинс.

Это же путешествие, кстати, было и нашим первым знакомством с Нью-Йоркским метро. Не такое уж оно и ужасное, кстати, как поговаривают. Оно просто действует, скорее, по системе наших пригородных электричек: где-то останавливаются, где-то нет. В любом случае, приходится сверяться с картой.

Душный, грязный и совсем не блестящий, как Манхэттен, Квинс встретил нас в лице пожилой пары, у которой мы пытались узнать, куда же идти, и которая, недоверчиво на нас покосившись, побыстрей прошагала мимо. Но мы не сдались. И хотя было жарко, противно, хотелось есть и спать, мы как настоящие Кей и Джей — Люди в Черном — добрались-таки до летающих тарелок. Тех самых, на которых инопланетный тараканище хотел увезти прекрасную девушку в одной из частей «Men in Black», но отважный Уилл Смитт его победил. Как всегда.

Таких, наверно, берут в шпионы

А в понедельник на работе все допытывались, не мы ли это подожгли Статую Свободы. У них как раз там что-то загорелось, пока мы путешествовали. И хотя это были вовсе не мы (мы до этой статуи даже не добрались в этот раз!), нам никто не верил. А негласное прозвище «русские шпионки» так и осталось…

Семь писем из Америки

Письмо Четвертое. Вашингтон ДС.

Нью-Йорк не столица?! Для многих это действительно откровение. Ведь первое, что возникает в воображении при упоминании США – небоскребы Нью-Йорка. Но, к сожалению – а может, и к счастью, — столицей Штатов волею судьбы оказался Вашингтон, Округ Колумбия. Кстати, чтобы не возникало очередной путаницы: Вашингтонов в Америке несколько: один, который столица, – в федеральном Округе Колумбия, еще один в штате Пенсильвания, другой в Северной Каролине, а на севере так вообще существует отдельный штат с таким названием (столица — Олимпия). Именно поэтому американцы, имея ввиду столицу, говорят «Washington DC».

Итак, как большинство участников программы Work&Travel мы с Машкой, моим неизменным спутником, поднакопив немного «зеленых» и отработав на своей кухне положенные три месяца, отправились в путешествие по Америке. Первым пунктом нашей программы, конечно, стал Вашингтон Ди-Си. Потому что столица. И еще потому что оттуда есть автобус до Баффало.

Сначала, конечно же (куда же без этого), слегка поплутали по улочкам. Причем ушли в так называемую «неофициальную» часть города: милые домики, садики, в 10 утра на улицах ни-ко-го. Но это в жилой части. Когда мы, наконец, выбрались в «официальную», историческую — почувствовался ритм столицы. Только, скорее не Москвы, а Питера: такой живой, активный, пульсирующий, но очень спокойный. В сравнение с бешеным Нью-Йорком не идет никакое. Вскоре бросилось в глаза факт, о котором нас предупреждали: больше половины населения Вашингтона – афроамериканцы. Снова напрашивается сравнение с Россией. Но только там это как-то прилично и естественно. И не напрягает. Вообще, очень приятный город: чистый, аж сверкает, белочки бегают, полицейские на «каталках», даже, чтобы уж совсем ничто не удручало, улицы с номером 13 нет – только 13½.

Собственно, целью нашего визита в столицу была обычная туристическая программа: National Mall.

National Mall – это национальный парк, скорее даже комплекс в исторической части Вашингтона. С высоты птичьего полета Молл представляет крест, в центре которого располагается мемориал Дж. Вашингтона в виде стелы, окруженной флагами, на севере — Белый Дом, на востоке — Капитолий (здание Конгресса), на Юге — мемориал Томаса Джеферсона, на западе — мемориал Линкольна (это который еще на троне сидит и во всех американских фильмах обязательно оживает). Среди главных ориентиров располагается целая куча музеев, архивов, выставок, аллей, даже затесалось здание FBI и «Voice of America».

Кстати, что было неожиданно и приятно, все музеи (за исключением, разве что, парочки суперсовременных) — бес-плат-ны-е!

Идем с Машкой к Белому дому. Нас останавливает дядечка в униформе, работник какого-то музея, видимо; заводит разговор, не надо ли помочь и все такое.

-Мы, — говорю, — идем смотреть на мистера Обаму.

-Обаму?! Вы с ума сошли! И зачем он вам! – мистер был явно возмущен. — Идите лучше в этот музей, тут есть комната с павлинами!

-Ну, спасибо, мы потом…обязательно…как только…

-Вы не хотите в комнату с павлинами?! Нет, ну как так! – останавливает второго дядечку в униформе. – Ты прикинь, они идут к Обаме вместо того, чтобы пойти в комнату с павлинами!

-Как?! Это правда?!  — на лице неподдельное удивление. — Нет, вы обязательно должны пойти сюда прямо сейчас!

Время поджимало, так что комнату с павлинами пришлось отложить на следующий раз. Но к Обаме мы все-таки пошли. Нормальный у него такой домик, не большой вовсе, белый. Позади красуется подъемный кран – видимо, бассейн ремонтируют. А спереди, на лужайке через дорогу – та самая большая национальная Ель, которую на Рождество наряжают.

По Моллу ходить можно часами. Это же не просто мемориальный комплекс, там люди и просто как в парке отдыхают. А что – пруды, чистенько, белочки бегают, ты их M&M’s кормишь – благодать…

Среди того множества музеев, которые находятся в двух шагах друг от друга, мы выбрали Музей натуральной истории. Это тот самый, в котором в «Ночи в музее» все динозаврики и индейцы оживали, и великан с острова Пасхи что-то бормотал. Да-да-да, и тираннозавра доброго тоже видели. Вообще, у них грамотно сделано все: во-первых, на некоторых экспонатах так и написано “Touch, please” («Трогайте на здоровье»), что значительно снижает риск того, что другие сокровища будут сломаны. Во-вторых, например, в зале палеонтологии есть стеклянная комната, в которой работают исследователи, а ты можешь постоять, посмотреть, как они там кости динозавричьи откапывают, спросить что-нибудь.

Потом мы совершенно случайно по пути забрели в Национальную галерею искусств: Моне, Ренуар, Пикассо. Но время, время…

А в планах была еще библиотека Конгресса. Мы, конечно же, сначала пришли не в то здание. Охранник объяснил, как идти, добавив, что она уж полчаса как закрыта. Но увидев наше неподдельное разочарование, тут же позвонил кому-то и попросил впустить двух pretty russian girls (симпатичных русских девушек). Уж не знаю, дело в pretty, или в russian, или просто в girls, но библиотеку мы посетили.

Вечерком погуляли по Чайнатуну: смешно было лицезреть китайский “Subway”, да и вообще, все как в фильме с Джеки Чаном.

Наступала ночь, надо было куда-то идти, искать место для ночевки. Но, впрочем, чего и следовало ожидать, все либо дорого, либо «нет мест». Наконец, в очередном полном хостеле парень с ресепшена не оставил нас в беде и позвонил в пару мест. Все занято. Есть комната в каком-то международном гостевом доме. И хотя туда надо было ехать на автобусе, мы уже готовы были на все.

Доезжаем до нужной остановки (угол 16 и Кеннеди стрит), выходим из автобуса: темно, церковь устрашающе как-то высится, зловеще помигивающие фонари, с одной стороны домики, с другой — просто пустота. Ни души. Сверчки скрипят только. Идем вниз по улице, ищем дом 1441. Машка, показывая на трехэтажную громаду с темными окнами, напоминающую дом с призраками, шепотом произносит:

— Я не хочу жить в каком-то адском доме с привидениями, вот типа этого.

Бросаю взгляд на табличку: 1441. Я думала, так только в фильмах бывает.

Но все оказалось гораздо лучше, чем могло показаться. В этом доме, оказывается, работают волонтеры: тетечки под 50 и один дядечка примерно того же возраста. Там жили еще несколько людей: одна очень разговорчивая дама из Уганды, одна молчунья из Кении, одна молоденькая немка, два таинственных джентельмена из Японии, которых мы так и не застали, и еще тетечка из Китая, которую, когда она говорила, не понимал никто.

Ровно 9 часов все собрались на чай в гостиной и каждый по кругу рассказывал чуть-чуть о себе. А с утра все спускались на завтрак в столовой. Тосты с джемом и маффины. Кружевные салфеточки на столе, фортепиано с раскрытыми нотами каких-то псалмов, молитва перед завтраком (они протестанты). Но все это так легко, ненавязчиво, никто ни к чему не принуждает, все свободны высказать свое мнение. В таком доме не могут водиться призраки.

Через пару дней, когда мы уезжали (а было это в 4 утра), они оставили нам завтрак на столе. Это было так sweet (извиняюсь за смешивание языков, но слово «мило» не отражает всего, что хочется сказать). «God bless these rooms» — было написано рядом с нашей дверью. Так живут, наверно, настоящие благородные американские семейства.

Семь писем из Америки

Письмо Пятое. Филадельфия.

Для начала, один ценный совет для начинающих путешественников: оформлять карточку социального страхования в Америке стоит чем скорее, тем лучше. Вот мы с Машкой, например, это дело запустили совсем: один раз с работой не получилось, второй раз на автобус опоздали…

В тот день мы уже окончательно договорились встать в 9 утра и ехать в офис все оформлять. Встать-то мы встали, даже в девять. Спустились вниз, и надо ж было именно в этот ответственный момент встретить одного хорошего друга, который как раз собирался ехать в Филадельфию! Мы подумали-подумали (для приличия) и решили, что в Social Security Office мы еще успеем. И поехали «туда, где начинается Америка» — в самый старый и самый населенный город штата Пенсильвания.

По всем правилам, конечно же, опоздали на поезд — следующий только через час. Но ничего не случается просто так.

Болтаемся, ждем. Вдруг видим, сидит парень невдалеке: длинные спутанные волосы, круглые очки (как у Леннона), гитара, что-то поигрывает. Думали мы недолго: включили американскую непосредственность, подошли, спросили, можно ли послушать. Он обрадовался, весь сразу засветился. Любимой его группой оказались «The Beatles», так что общий язык мы нашли сразу. В поезде до Филли (так они ласково Филадельфию величают) полтора часа практиковали английский сленг. Интересных людей специально не встретишь; а случайности — это самое интересное.

***

Смена климата после кондиционированного до сибирских морозов поезда была просто невероятная: на улице нас встретила не просто баня, а какая-то суперпарилка, градусов 40 точно! По совету Криса (нашего нового знакомого) мы сразу отправились в даунтаун (центр города), где расположено самое интересное: небоскребы, парки и музеи.

Заблудиться, опять-таки, сложно: блок = квартал = 1 дом.

Первым делом мы, конечно, пошли смотреть знаменитый Love Park («Парк Любви»). Думалось, это что-то более грандиозное: один фонтан, на дне которого написано «No swimming» («Не плавать») и полно людей, которые в нем купаются; примелькавшаяся надпись Lo-Ve, у которой все фотографируются; пара скамеечек, которые скейтеры используют в качестве препятствий – вот и весь сквер.

***

У нас с утра во рту ничего не было, так что кушать хотелось очень. Нашли мы какую-то забегаловку с пиццей, а там и приключения нашли нас.

Смотрим меню; мимо проходят два парня. Первый вопрос к нам: «Вы что, русские?». И откуда они только знают!? В итоге, оказалось, что один из них был литовец, приехавший сюда так же как мы уже сто лет назад (ну, 12, на самом деле), но обратно не уехавший, просидевший год в иммиграционной тюрьме, там же женившийся и получивший грин-карту – все это он рассказал нам в первые 20 секунд знакомства, причем в деталях и подробностях.

Второй оказался белорус. Кроме этого о нем нам ничего не известно, потому что литовец ему рта не дал раскрыть. А вместе они, извиняюсь, полугеи – так они сами представились.

В общем, план побега у нас в голове созрел сразу же. А то они еще нам тур по городу хотели устроить и домой проводить. Но худа без добра тоже не бывает: хоть пиццей бесплатной угостили…

***

Дальше путь мы держали вдоль Франклин Парквей (Franklin Parkway) – длинной парадной дороги в Округе Музеев, по обеим сторонам которой развешены флаги всех стран. Миллион музеев, куча памятников, скульптур – рай для историков и любителей искусства.

Проходя мимо бейсбольной площадки, видели, как маленькие американцы играют в бейсбол. Позавидовали. Такие маленькие, а уже правила понимают…

***

Вечером, когда уже пора было собираться домой, мы не спеша дошли до станции. Подходим к кассе купить билет (который не много, не мало – $10 стоит!), а там тетушка такая смешная полненькая сидит. Вы, говорит, играть в казино едите? Ведь Атлантик Сити – это же второй Вегас. Мы ей рассказали, что играть нам нельзя, так как мы там работаем, в казино. Она так обрадовалась, это видеть надо было! Это же, говорит, мое любимое казино! Пожелала нам хорошей ночи. Чтоб у нас такие кассирши были, а! А то вечно только «Покупаем билеты! По-одному проходим!».

Кстати о дружелюбии. Нас столько раз американцы спрашивали, что нам нравилось. И столько раз я отвечала, что меня поражает и радует одновременно, что люди настолько открытые и дружелюбные. Это к стереотипам (типа водки и медведей) не относится: это правда.

письма_из_Америки0

Письмо Шестое. Ниагарский водопад.

…По крайней мере, сидели мы на втором этаже в самом «носу» автобуса, так что было не так уж и плохо. Все затекло, но в целом могло быть и хуже. Быстрый «перекус» в «Subway» в Сиракузах, и всего через 8 часов — не могу поверить своему счастью! — мы с Машкой, наконец, прибыли из Вашингтона в Баффало!

Пока ждали следующего автобуса, поговорили с девушкой-американкой на остановке. Она спрашивает:

— Вы откуда?

-Из России.

–Ммм, а откуда именно?

–Из Москвы.

–А это что?

Конечно, зачем ей знать, что такое Москва, если она живет на границе США и Канады…

* * *

Потом еще 40 ничтожных минут на местном автобусе, и вот она, мечта! Niagara Falls — Ниагарские водопады – это общее название трёх водопадов на реке Ниагара, которая отделяет американский штат Нью-Йорк от канадской провинции Онтарио.

Но до самих водопадов мы добрались уже под самый вечер. Проезжали, кстати, озеро Эйри по дороге. Красиво.

Все экскурсионные штуки (извините, не могу подобрать другое слово) уже были закрыты, так что мы просто гуляли по парку, глядели на провинцию Онтарио, на Американские водопады, на водопад-Подкову и «Фату Невесты», на международный Радужный мост; поднялись на обзорную башню, прокатились на трамвайчике, покормили белок кексами… Красиво было вечером, очень. Фотографии прямо как открытки получились.

До Канады, в общем-то, рукой подать, переплыть можно. Только вот тебя спасут, наверно…

***

Короче говоря, эмоции и свежий воздух ударили в две молодые сумасшедшие головы и мы, конечно же, дотянули до самой темноты и только потом спохватились, что как бы пора бы найти место переночевать. Пока шли в неизвестном направлении, набрели на Ниагарский Фестиваль Блюза. Кстати, ребята неплохую музыку играли. Но Машка почему-то не соблазнилась провести всю ночь в компании пьяных рокеров. Так что мы пошли по ближайшим гостиницам.

Разумеется, в трех минутах от водопадов все стоило неимоверных денег. К тому же не было мест. Когда мы уже-было отчаялись и с горькой иронией отвечали одному американскому другу на смс-ку «Что делаете?», по дороге попалось что-то непонятное – то ли гостиница, то ли магазин, то ли просто бордель. Никаких опознавательных знаков. Мы просто зашли и все. Оказалась все-таки гостиница. Номер за 100 баксов оказался очень даже ничего. На завтрак могли бы конечно придумать что-нибудь получше мини-кексов (в который раз!), но что уж жаловаться. И так в двух шагах от Ниагарских водопадов ночевали!

С утра было очень солнечно и радостно, и водопады предстали во всей красе: с бушующей пеной, брызгами и радугами – как в красивых фильмах…

Можно было спуститься под самый водопад. Американцы это место называют Пещерами, хотя это вовсе не пещеры, а просто деревянные помостки, спускающиеся к самым водопадам, так что ты стоишь под водяным ураганом! Без преивеличений! Это надо почувствовать! От казенного плащика, честно сказать, было мало толку. Зато на память остались выданные там же «бесплатные» тапочки.

***

Искупавшись в водопадах, мокрые, но счастливые, мы побрели на остановку: пора было ехать назад, Нью-Йорк уже заждался. Но часик мы все равно погуляли по Баффало. Не могу даже сказать, какое впечатление оставил город. В целом… не особо так местечко. Пустынно. Народа вообще нет. Не то чтобы мало, а вот вообще ни души на улицах! В полдень даже кафе закрыты. Города как будто мертвый. Здания есть красивые, мощные, прямо-таки; но как-то это устрашающе выглядит без людей…

Еще 8 часов в автобусе. Снова в Филадельфии. Оттуда уже на поезде домой, в Атлантик Сити (да, уже именно «домой»).

Приехали ночью, идти некуда. Выбор небольшой, пришлось идти к знакомым в наш студенческий отель, откуда мы выписались уже неделю назад. ID (удостоверения личности), конечно, уже тоже нет.

Но мы с Машкой, как всегда, с невозмутимым видом, спокойно болтая, проходим мимо Усача (был такой охранник злой), нагло ждем лифт, заходим и уже в лифте начинаем танцевать победный танец: «Yeeeeah!». И только потом вспоминаем, что… в общем, если решите завербоваться в шпионы, помните про камеры в лифтах.

Семь писем из Америки

Письмо Седьмое. Последнее.

«Она хотела бы жить на Манхеттене…».

…конечно до того, чтобы с Деми Мур делиться секретами, не дошло, но на Манхеттене мы все-таки пожили.

Насколько мне помнится, свое повествование я закончила тем, как мы с Машкой приехали обратно в Атлантик Сити с Ниагарских водопадов. Да. А уже на следующий день снова махнули в Нью-Йорк Сити. Но на этот раз все было предусмотрено: никаких опасных прогулок по Сентрал Парку в одиночку и ночевок в Макдональдсе. Теперь в нашем распоряжении (можно похвастаюсь?) была целая квартира с окнами на северный порт и знаменитый Бруклинский мост: как раз самые знаменитые виды на Нью-Йорк.

Крышу над головой нам любезно предоставил один русско-американский знакомый, ему она все равно не нужна особо: у него вторая на Таймс Сквер есть. И еще дача на Гавайях… А работает он в магазинчике сантехники, который чтобы найти среди громад небоскребов, надо прямо-таки Шерлоком Холмсом быть.

***

Нет, и все-таки я не хотела бы жить на Манхеттене. Слишком тесно. Слишком громоздко. Слишком интернационально. Так, на каникулы — да, круто. Хоть будет, чем похвастаться. Но не жить. В даунтауне (он же центр города) даже с собакой негде погулять.

К слову о собаках. Выгуливают они их тут очень, как бы это выразиться… цивилизованно. Вот прямо как в добрых американских комедиях: семейная пара с дитем и собачкой на зеленом газоне. Или смешной холостяк с огромным псом-увальнем. Или даже профессиональные «выгуливатели» собак с десятью питомцами сразу. И обязательно с пакетиком и совочком — сами понимаете, для чего. Есть чему поучиться.

***

На заметку будущим путешественникам: с Манхеттена есть бесплатный паром до острова Стейтен Айленд (еще один район Нью-Йорка). Он идет прямо мимо Статуи Свободы. Так что платить, да еще и стоять в километровой очереди на экскурсию на Либерти Айленд (где сама статуя стоит), просто не имеет смысла. К тому же она нас слегка разочаровала: такая маленькая, оказывается! Всего 46 метров без пьедестала. А пьедестал примерно столько же. Тоже мне, «Свобода, озаряющая мир».

***

Поскольку свободного времени было много, мы исходили весь Нью-Йорк вдоль и поперек. Мне кажется, я там лучше, чем в Москве, теперь ориентируюсь.

К тому же всю неделю мы находились в каком-то «взвешенном» состоянии, потому что никак не могли подтвердить бронь билетов на самолет. Нас только перебрасывали с одного автоответчика на другой. В общем, когда оставалась одна ночь до вылета, а мы не знали ни времени, ни рейса, решили что пора звонить в Москву. Ответили нам тут же. Эх…Кажется, домой лететь все-таки придется…

***

А пока было время, мы сходили на знаменитую Уолл Стрит, где все биржевые торги идут. По Бродвею дошли до Гринвич Вилладж: такой типичный «зеленый городок». Оттуда хотели пешком до Таймс Сквер, но по дороге застряли в огромном магазине «Все для Хэллоуина». Ребята! Это просто здорово! Там столько костюмов, масок, всяких отрубленных рук, вывалившихся глаз, поломанных грязных ногтей! Рай для гота! И почему у нас так наш русский «Хэллоуин» не празднуют?!

Ну так, вот, застряли мы в этом магазине на полдня. Поэтому вместо 42й улицы добрели только до 14й, всего лишь до Юнион Сквер, известной своими огромными лавками, кафешками и распродажами. Там я по глупости отпустила Машку в магазин. А если ее запускаешь в магазин, то это навсегда. День был безнадежно… закончен. Мы съели по знаменитому нью-йоркскому хот-догу, попили каппучино в Макдаке на Бродвее (а не просто в каком-то там Макдаке!) и побрели домой.

А по дороге видели как «Бетмена» очередного снимают. Нет, честно! Бетмен-мобиль стоит посреди дороги, камеры, люди бегают, свет устанавливают, колпаки на фонари одевают. Мы уже успели погулять и вернутся, а они все еще что-то там устанавливают. Снимать так и не начали. А дело близилось к ночи….

Но если что, мы все равно были на съемках «Бетмена». Его, вроде как, к лету 2012 обещают выпустить: до конца света успеем увидеть очередной шедевр!

Семь писем из Америки


Автор Майя Варэла.

Специально для «Русских заметок про Американскую жизнь».

 

Оставить комментарий

Notify of
Sort by:   newest | oldest | most voted
AmericanSun

Если вы таким образом описываете даму афроамериканку, то можно считать, что Америка вас ничему особо и не научила.
Очень грубо…

Oleg

Круто. Спасибо за рассказ

wpDiscuz